Ответы адвоката Дагира Хасавова на письма, поступающие в СИЗО

Думаю, каждый знает, что я не совершал и не совершу поступков, не достойных мужчины, тем более не перешагивал закон, так как посвятил свою жизнь служению Закону, борьбе за торжество справедливости. Причиной моего нахождения здесь является именно моя правозащитная деятельность.



Конечно здесь все по-другому. Просыпаешься ночью и понимаешь, где находишься. Замкнутое пространство давит, но я должен все выдержать и выйти на свободу, так как моей вины в том, в чем меня обвинили, нет. Это я докажу в суде.

Думаю, что множество людей понимают, что мой арест – результат успешной работы и преданности выбранной профессии. Этот факт обязательно оценят – если не сейчас, то пусть потом. Хотя я всегда и работал не ради оценок и больших благодарностей, а искренне, с полной отдачей сил, без страха и подлых сделок с обвинителями.

Прошедшие дни множество раз перечитывал документы своих обвинителей, где нет ничего, кроме лжи и фальсификаций. Готовлюсь к апелляционному суду, что и как там ответить о том, кто «воспрепятствовал правосудию». Мне сказали, что мои слова об этом в Басманном районном суде разошлись неплохо.

Как бы не было сложно, я готов ко всему и буду бороться за свою свободу, как делал это когда дело касалось других и мне, как и вам всем, не за что стыдиться по поводу моего ареста.

Самое тяжелое не то, в чем меня обвиняют, а разлука с вами, очень скучаю по внукам и не представляю, что на неопределенный промежуток времени (это могут быть годы) не смогу как обычно с ними гулять и общаться.

Что касается моего состояния, то морально, духовно я готов выдержать любые испытания, за это не переживайте. И тут в неволе есть потребность в моих профессиональных знаниях, то есть фактически работу свою я не прерываю.

Наверное тебе сообщили, что я в полной изоляции в спецблоке, что меня не тяготит, ибо мой жизненный опыт позволит все выдержать.

Конечно готовлюсь к защите себя, ибо не смирюсь с этой ложью. Если позволительно, то пришли мне книги (философские труды) Эриха Фромма, «Критику чистого разума» Канта, Николая Бердяева. Можно Толстого, Ильина.

Мне удалось добиться свободы для многих людей, когда они были в более сложном положении и, даст Бог, мы сможем разобраться по справедливости и закону с моей ситуацией, чтобы я снова мог обрести свободу.