Дело Курбана Кубасаева на 22 октября 2019 г.

В Московском городском суде во вторник состоялись прения сторон в рамках рассмотрения апелляционной жалобы на приговор руководителю дагестанского управления Федеральной антимонопольной службы (УФАС) Курбану Кубасаеву, вынесенный Лефортовским районным судом. 



Как сообщала «Молодежка», в начале июля суд признал Кубасаева виновным в получении взятки и приговорил его к пяти годам лишения свободы в колонии строгого режима и штрафу в 10,3 млн рублей. Суд также запретил ему занимать государственные должности в течение пяти лет после отбывания наказания в колонии.

До начала прений судья Зоя Задорожная огласила решения по ходатайствам, заявленным адвокатами Кубасаева на предыдущем заседании.

По ходатайствам о рассекречивании свидетеля Гамзатова (по мнению адвокатов, в качестве засекреченного свидетеля выступил Вартан Григорян – заместитель Шамиля Кадиева), а также об исключении из перечня доказательств коробки якобы от часов марки Hublot, найденной в доме тещи руководителя УФАС, судья заявила, что решения будут приняты в совещательной комнате при вынесении решения по существу.

В ходатайстве о приобщении к материалам дела видеозаписи бывшего руководителя Дирекции единого государственного заказчика-застройщика Шамиля Кадиева, а также ее экспертизы, подтверждающей, что на видео именно Кадиев, и допросе специалиста, проводившего экспертизу, суд отказал. (На видео, опубликованном на хостинге YouTube, Кадиев утверждает, что никаких взяток Кубасаеву не давал, и демонстрирует часы, которые следствие вменяет руководителю УФАС как часть взятки.)

«Суд не усматривает необходимости в удовлетворении данного ходатайства, так как все, что упоминается в нем, касается непосредственно видеозаписи, источник ее происхождения не установлен, кто на видео, не ясно», – заявила судья, чем вызвала недовольство подсудимого.

На этом судебное следствие было объявлено оконченным, стороны приступили к прениям.

ПРЕНИЯ

Адвокат  Гаджимурад Магомедгаджиев призвал суд отменить приговор Лефортовского суда и оправдать Кубасаева в связи с отсутствием события преступления.

Свое выступление он начал с напоминания суду о незаконном изменении территориальной подсудности дела, подвергнув критике основные доводы Генеральной прокуратуры о том, что Кубасаев является якобы лидером даргинского этноса и, находясь в СИЗО на территории Дагестана, сможет оказывать влияние на участников процесса.

«Лидером даргинского этноса он никогда не был. У него многонациональная семья. В ходатайстве Генпрокуратуры были указаны связи Кубасаева с ректором ДГУ Рабадановым и на тот момент министром экономики республики Хасбулатовым. При этом УФАС неоднократно привлекало обоих к административной ответственности за нарушение законодательства, часто отменяло их закупки. Стали бы они после этого помогать Кубасаеву? Думаю, ответ очевиден, – заявил Магомедгаджиев. – У Кубасаева только два родственника находятся на государственной службе: брат – в МЧС и племянник – в Росгвардии. Клановостью это назвать трудно. За все время следствия свидетелям и гособвинителям никакие угрозы со стороны родственников, друзей, адвокатов Кубасаева не поступали. В отличие от давления, которое оказывалось на адвокатов и свидетелей сотрудниками ФСБ».

Защитник напомнил суду, что незаконное изменение территориальной подсудности приравнивается к рассмотрению дела незаконным составом суда и является основанием для отмены судебного решения.

Адвокат рассказал, что в приговоре Лефортовского суда были искажены показания восьми из двенадцати свидетелей, выступивших в защиту руководителя УФАС. На суде также были продемонстрированы расшифровки только части записей прослушки разговоров Шамиля Кадиева и Курбана Кубасаева.

Записи разговоров, в которых глава УФАС грубо обрывает руководителя Дирекции и требует, чтобы он «не приближался» ни к антимонопольной службе, ни к ее сотрудникам, до суда так и не дошли, хотя фигурировали на этапе предварительного следствия.

«Даже если прислушаться к тем обрывкам разговоров, которые есть в деле, то Кубасаев на предложение подарить ружье говорит, что ему оружие уже некуда девать и дарить ничего не нужно», – отметил Магомедгаджиев.

По его словам, оба подарка, которые вменяют в качестве взятки руководителю УФАС, на деле оказались совсем не подарками.

«Один он купил сам (ружье), один Кадиев демонстрирует на видео (часы), в приобщении которого к делу нам отказали», – констатировал защитник.

«Обвинение говорит: «Приведите Кадиева в суд, мы его тут допросим». Но мы не органы уголовного преследования. Он находится в федеральном розыске и заочно арестован Басманным судом. Это следствие должно его искать и привести в суд. Но Кадиев даже ни разу не был допрошен, пока находился в СИЗО, пока был в республике», – заявил Магомедгаджиев.

По мнению адвоката, заявление обвинения о том, что за взятки Кубасаев оказывал «покровительство и попустительство» Кадиеву, несостоятельны.

«Покровительство возможно, только если человек находится в прямой зависимости от покровителя. Кадиев не был в прямой зависимости от Кубасаева. А попустительство несостоятельно, потому что и в 2014 году, и в 2015 году УФАС одинаково привлекало Дирекцию к административной ответственности», – объяснил свою позицию защитник.

В завершение своего выступления адвокат Магомедгаджиев продемонстрировал суду фото дома, в котором проживают супруга Кубасаева и четверо его несовершеннолетних детей, – на него Лефортовский суд наложил арест.

«Я просто хочу показать, что это не какие-то хоромы и неправильно лишать единственного жилья четырех несовершеннолетних детей», – заключил адвокат.

Адвокат Рустам Баулов вновь заявил, что приговор Лефортовского суда является незаконным, он весь построен с использованием слов «возможно», «вероятно» и искаженных показаний свидетелей.

По его словам, эпизод о даче взятки в виде ружья построен лишь на сведениях о намерении Кадиева подарить ружье Кубасаеву, при этом в суде было продемонстрировано множество фактов, что глава УФАС приобрел оружие на свои средства.

Что касается эпизода с часами, то, по словам адвоката, из прослушки понятно, что Кадиев высказывал Григоряну намерение приобрести для Кубасаева часы, но в деле нет никаких фактов передачи этих часов руководителю УФАС, не фигурирует в нем и модель часов, только марка – Hublot.

«В материалах нет данных о том, что Кадиев подарил Кубасаеву часы той модели, смарт-карту от которых нашли в доме его тещи, кроме предположения Григоряна. При этом на суде он признал, что Кадиев мог ввести его в заблуждение и оставить часы себе или подарить кому-то другому. Но эти показания не включены в приговор и им не дана оценка», – напомнил Баулов.

Коробка от смарт-карты, добавил он, была изъята с нарушением закона, сим-карту считать так и не удалось, обнаруженному не была дана экспертная оценка, в связи с чем защита приходит к выводу, что коробка вместе со всем содержимым не является оригиналом.

«То есть сведения о намерении Кадиева сделать подарок есть, о приобретении им часов – тоже есть, а факта передачи часов Кубасаеву и того, что руководитель УФАС ими владел, – нет», – резюмировал защитник.

«Деятели, которые думают, что, посадив меня в тюрьму и проведя незаконный суд в Москве, заставят меня по-другому мыслить, ошибаются, – начал свое выступление Курбан Кубасаев. – Время сам себе прокурор и сам себе судья. История дает оценку всем».
«Я не чувствую себя виновным. Мне просто обидно, что я сорок лет, лучшие свои годы, отдал этому государству. И сегодня государство, когда мне 63 года, вот так меня отблагодарило: прокурор запросил десять лет строгого режима, не знаю, чем он руководствовался, а суд дал пять лет строгого режима, – эмоционально продолжил Кубасаев. – Я проработал руководителем антимонопольной службы Дагестана более двадцати лет и никогда, ни от одного руководителя республики, ни от своего начальства в Москве не получал ни одного замечания, только благодарности и награды. Если бы я был коррупционером и занимался поборами, меня бы не ставили в пример. И в республике у нас все прекрасно знают, кто чем занимается. Да и следователи выявили бы у меня бизнес, коммерческие структуры. А они увидели просто условия, в которых я живу».

По словам руководителя УФАС, ему изначально вменяли три эпизода: деньги, ружье и часы, но затем обвинение отказалось от эпизода с деньгами, при этом оставив два других, хотя природа доказательств всех вменяемых фактов у следствия была одна: показания свидетеля Григоряна.

«Я каждый день задаюсь вопросом: «Что я отвечу своим детям, когда выйду из тюрьмы, за что меня посадило государство?» За то, что я служил ему верой и правдой сорок лет?» – завершил свое выступление Кубасаев.

Прокурор Денис Штундер в свою очередь заявил, что приговор следует оставить без изменения, поскольку сторонам обвинения и защиты были обеспечены равные права, а в его основе лежат показания свидетелей.

Оглашение решения суда состоится 31 октября.


Отдел новостей «МД»