Правила вендетты II

15 апреля Верховный суд Дагестана оставил экс-начальника полиции Махачкалы Раипа Ашикова под арестом на два месяца, а на следующий день – 16 апреля – Советский районный суд Махачкалы заключил под стражу его старшего брата – и. о. начальника ОМВД Каспийска Зиявудина Ашикова.


Оба на судебных заседаниях заявили, что возбуждённые в отношении их уголовные дела – это расправа бывшего руководителя пенсионного фонда по РД Сагида Муртазалиева.


Напомним, что Раипа Ашикова подозревают в финансировании члена НВФ Марата Алинчиева в декабре 2018 года, а Зиявудина Ашикова – в организации покушения на Анвара Шамхалова в марте 2012 года. Зиявудин Ашиков в те годы возглавлял УУР МВД по РД, а Шамхалов был его заместителем.


Адвокат Сапият Магомедова и общественный защитник Али Гаджиалиевкак в первом, так и во втором случае настаивали, чтоб не заключали Ашиковых под стражу, и просили приобщить к материалам уголовного дела объяснение Омара Абдурашидова, которого сотрудники УФСБ задержали 28 марта. В объяснении, которое Абдурашидов дал 11 апреля сотрудникам военно-следственного отдела СКР в Каспийске, подробно рассказывается, что его похитили и двое суток пытали сотрудники ФСБ, выбивая показания против Раипа и Зиявудина Ашиковых. Факт пыток Абдурашидов подтверждает не только заявлением о том, что из-за этих следов его отказывались принимать в ИВС и СИЗО, но и актом медицинского освидетельствования на наличие телесных повреждений, составленным уже в СИЗО-1 Махачкалы.


По мнению защиты, именно эти показания, добытые незаконным путём и от которых Абдурашидов отказался, являются основным доказательством следователей ФСБ о причастности Раипа Ашикова к финансированию терроризма. Недопустимым доказательством защита просит признать и «явку с повинной» Абдурашидова, где он рассказывает о причастности Зиявудина Ашикова к организации покушения на Анвара Шамхалова.


«О какой явке с повинной может идти речь, если Абдурашидова пытали и он был похищен 28 марта? Говорится, что Анвар Шамхалов уехал из Дагестана, а почему он не доложил рапортом о том, что его заставляли крышевать наркобизнес в том же 2012 году? Только сейчас следователи ФСБ прилетели из Москвы и за три дня решили раскрыть все преступления. Именно сейчас почему-то появилось признание Шамхалова», – сказала Сапият Магомедова на заседании 16 апреля.


Также она разъяснила ситуацию с засекреченным свидетелем, который, по её мнению, скорее всего, является сотрудником ФСБ.


«Для чего сотруднику полиции с таким опытом работы рассказывать кому-то о покушении? При этом засекреченный свидетель Иванова в своих показаниях пишет, что она никому эту информацию не рассказывала. Но каким-то образом сотрудники ФСБ её вычислили. Так как этот засекреченный свидетель является сотрудником полиции, значит на неё тоже должно быть заведено уголовное дело за недонесение?» – обратилась адвокат к следователю ФСБ Дагестана Гетемирову.


Магомедова рассказала, что, когда 13 апреля к Зиявудину Ашикову пришли домой с обыском, в постановлении судьи Советского районного суда Махачкалы Мурада Гюльмагомедова было указано обоснование «в связи с поиском трупа». «Кто-то умер? Кто-то пропал?» – спросила адвокат следователей ФСБ.


По её словам, Раип Ашиков, находясь в Москве, знал, что Омара Абдурашидова задержали и пытали с целью его оговорить, но он вернулся в Дагестан, хотя тоже мог бы скрыться. Зиявудин Ашиков тоже знал, что после задержания его брата могут прийти и за ним, но никуда не скрылся.



Алиби Раипа



15 апреля в Верховном суде Дагестана рассматривалось обжалование защитой Раипа Ашикова установленной ему меры пресечения «заключение под стражу». Ашиков, объясняя суду, почему он не мог быть финансистом бандподполья, перечислил покушения, совершённые в отношении него с 2003 года, когда он занимал должность начальника уголовного розыска в ОВД Хасавюрта.


«При одном взрыве я был контужен, через полгода получил ранение в боестолкновении с боевиками. В 2005 году, когда выезжал из дома, меня подорвали. В 2008 году было ещё одно покушение на меня: погиб охранник, ранены двоюродный брат и водитель. При таких условиях я никак не могу быть финансистом боевиков», – сказал Ашиков.


Также он сообщил, что 1 декабря 2018 года, то есть тогда, когда, по мнению ФСБ, он через Омара Абдурашидова передавал 160 тысяч рублей члену НВФ Марату Алинчиеву, его не было в стране. «Я с супругой находился в Анталии (Турция), а приехал в Россию 4 декабря. Это подтверждается штампами в загранпаспортах. А до поездки в Турцию долгое время находился в Москве», – рассказал суду о своём алиби Раип Ашиков.


Он утверждает, что не контактировал с Абдурашидовым и по прилёте из Турции, так как гостил один день у родственников в Хасавюрте и Казбековском районе. «5 декабря я был в Махачкале, где вместе с руководителем Россельхозбанка готовился к встрече представителей правления головного офиса. 6 декабря в аэропорту встретили заместителя председателя правления Россельхозбанка. До 7 декабря находился вместе с ними. Меня представили в новой должности – начальника службы безопасности. А 8 декабря я улетел в Москву по делам», – пояснил подозреваемый.


Он заявил, что до 2012 года он был перспективным, продвигающимся по службе, поощряемым руководством сотрудником МВД. А плохим он стал тогда, когда у него возник конфликт с Сагидом Муртазалиевым, возглавлявшим в те годы ОПФР по РД. Ашиков указал на то, что Муртазалиев также является приятелем человека с криминальным прошлым, у которого есть влияние на силовые структуры (его фамилию он не назвал). Этот человек, уверял Раип Ашиков, влиял на то, чтобы предпринимались попытки привлечь его к уголовной ответственности.


«Под всем этим давлением уволился из правоохранительных органов, хотя находился под государственной защитой. Я поднимался по карьерной лестнице не за счёт влиятельных людей, я трудился днём и ночью, без выходных. А против меня неграмотно и глупо сфабриковали уголовное дело из-за человека, который находится в международном розыске за совершение особо тяжких преступлений, который сейчас сидит в Дубаи и оттуда управляет, как со мной расправиться. 5–6 лет прошло с того момента, как поговорил по телефону и возник конфликт с руководителем пенсионного фонда РД. Не может так влиять на судьбу человека то, что он нашёл определённый подход к сотрудникам ФСБ в Москве. Вы это понимаете? Остановите этот процесс! Остановите этот беспредел!» – обратился Ашиков к судье.


Также он просил обратить внимание на следователей: «Все следователи совершают должностные преступления против правосудия, подвергая пыткам свидетелей, и заставляют давать показания. Показания Абдурашидова – недопустимые доказательства и не могут служить основанием, чтобы привлечь меня к уголовной ответственности и заключить под стражу. Все эти действия будут иметь обратный процесс. Рано или поздно все они будут задокументированы».



Братья Карамазовы



16 апреля Советский районный суд Махачкалы решал, какую меру пресечения применить к врио начальника ОМВД Каспийска Зиявудину Ашикову. Он, представ перед судьёй, подробно рассказал о том, каким образом на его судьбу и судьбу его брата повлияли высокопоставленные лица республики.


В числе тех, кого перечислил Ашиков, были: его бывший заместитель Анвар Шамхалов, экс-помощник прокурора Хасавюрта Магомед Абдулгалимов (Колхозник, 26 сентября 2014 года приговорён к 11 годам колонии строгого режима, один из основных свидетелей обвинения по делу экс-мэра Махачкалы Саида Амирова), Сагид Муртазалиев, депутат Госдумы Ризван Курбанов, экс-начальник ОРЧ ОСБ МВД по РД Магомед Хизриев (задержан в июне 2018 года), а также Марат Саидов – руководитель прикомандированной следственной группы ФСБ России, который ведёт объединённое дело Ашиковых и Абдурашидова.


Сначала Зиявудин Ашиков прошёлся по личности Анвара Шамхалова. Он рассказал, что в 2009 году возглавил УУР МВД по РД, где начальником одного из подразделений по борьбе с незаконным оборотом был Анвар Шамхалов.


«Всему Дагестану было известно, что за личность Анвар Шамхалов. Приобретая в рамках операции 4 гр. героина в Хасавюрте, он присваивал себе 2 гр. Эти разборки очень долго шли, пока за него не заступился Магомед Абдугалимов, будучи помощником прокурора Хасавюрта. Вот здесь есть фронт работы для следователей следственного отдела УФСБ и прикомандированных сотрудников, если они хотят работать с таким упорством и добиваться справедливости. Эти материалы до сих пор лежат в Следственном отделе СУ СКР по г. Хасавюрту. Он украл ещё 10 тыс. долларов. Еле-еле тогда Колхозник отмазал этого Анвара», – сообщил суду Ашиков.


Затем он рассказал, что Шамхалов был уволен из правоохранительных органов по компрометирующим обстоятельствам: было установлено, что он присвоил себе две сабли, ранее похищенные из музея Хунзахского района и найденные полицейскими в ломбарде Хасавюрта. Служебная проверка завершилась увольнением.


«За это время Шамхалов оброс плотными связями и сильно подружился с Сагидом Муртазалиевым и вице-премьером республики (на тот момент) Ризваном Курбановым. Я и мой брат были на стыке всех этих событий, поэтому мы знаем, откуда всё это идёт. У меня в подчинении было 12 подразделений, а я, оказывается, нуждался в помощи Шамхалова, чтобы крышевать какого-то Колхозника. У меня есть аудиозаписи как оперативного сотрудника, где Анвар Шамхалов – любитель кальяна с другими смесями – сидит и рассказывает, как он потерял бизнес из-за двух братьев Карамазовых (так он называл Ашиковых), сколько он получал от Колхозника. Я предоставлю эту запись суду. Но чтоб вы примерно знали и понимали, что Следственному управлению УФСБ я дал сразу отвод, потому что Марат Саидов – начальник следственной группы – является родственником и близким другом Магомеда Хизриева. С первых дней, как меня назначили начальником уголовного розыска, у нас были неприязненные отношения», – заявил задержанный.


Ашиков рассказал судье и про убийство в 2010 году начальника УМВД Махачкалы Ахмеда Магомедова. По его словам, на следующий день после этого убийства Шамхалов рассказал ему, что покушение и убийство Магомедова из-за неприязненных отношений заказал Магомед Хизриев. Сделал он это через Сагида Муртазалиева, а убивал полицейского непосредственно Ибрагим Гаджидадаев (убит в 2013 году в ходе КТО в Семендере, пригороде Махачкалы – «ЧК»). Об этом Ашиков рассказал замминистра ВД по РД Александру Трофимову (в 2011 году стал министром ВД по Ингушетии – «ЧК») и тогдашнему министру ВД по РД Али Магомедову.


«И Хизриев, и Саидов знают, что мы владеем всеми деталями этих событий и что если мы откроем рот, приведём примеры и свои документы, кое-кому будет очень плохо. Сегодня говорю это я не из-за боязни заключения под стражу, я уверен, что с их лживыми показаниями и доказательствами никакой суд не будет на их стороне, просто нас хотят напугать», – сказал Ашиков.



«60 из 90 платили дань»



Зиявудин Ашиков недоумевал, зачем следователи так рьяно пытаются доказать связь между Ибрагимом Гаджидадаевым и Ашиковыми. По его словам, он вместе контрразведкой в течение 1,5 лет проводили работу по разоблачению Гаджидадаева и в курсе, что в те годы из 90 депутатов Народного собрания Дагестана 60 – платили дань Гаджидадаеву.


«Смешное обвинение предъявляют моему брату Раипу в финансировании терроризма. Здание ФСБ и МВД перевернётся… Мы не то что не финансировали бандподполье, Раипа с 2001 года, а меня 2004 года «лесные» приговорили, что мы не жильцы, так как мы боролись с этой нечистью. Когда 2 сентября 2010 года взорвали начальника ФСБ Цумадинского района, я раскрыл это преступление за несколько дней и взял живым пособника в селении Кванада. Теперь кому-то захотелось сделать из Ашиковых террористов. Я всё ожидал, но не этого», – возмущался задержанный.


Он рассказал, что Анвар Шамхалов «с купленным дипломом работал в ОМОНе», три года проработал в ОРЧ ОСБ, а оттуда перепрыгнул на должность замначальника уголовного розыска, став капитаном.


«Муртазалиев лично звонил мне и просил для Шамхалова должность заместителя, курировавшего более серьёзные преступления. Я ответил, что переаттестацию малограмотного Шамхалова не подпишу. Точно такой же звонок в начале 2011 года был Раипу Ашикову. После этого ему люди передавали, что Муртазалиев его убьёт за то, что Раип останавливал его кортежи. В 2012 году было покушение на Анвара. Он говорил, что это покушение могли сделать только Ашиковы. В 2013 году, после того как моему брату пришлось скрыться от тех же преследований, которые начались сейчас, сам Анвар Шамхалов, будучи уволенным, с гражданскими лицами принимал участие в следственных действиях. Тогда обвинение по покушению предъявили бойцам Колхозника. Якобы они дали признательные показания, что Раип Ашиков через Колхозника заказал Шамхалова. На этом не остановились и дошли до Саида Амирова. В это время приехала беспристрастная следственно-оперативная группа СКР во главе с Криворотовым. С мая 2013 года я был отстранён от исполнения своих обязанностей, в течение года не заходил даже в здание МВД, все считали, что я уволен. Как я мог повлиять на ход следствия по делу Анвара и по другим делам?» – рассказывал Зиявудин Ашиков.


Он в то же время признаёт, что Омар Абдурашидов общался с Раипом. По его словам, зная это, в 2012 году Муртазалиев, Шамхалов, Салих Магомедов (начальник управления пенсионного обеспечения в Каспийске) вызывали Омара Абдурашидова и требовали от него показания против Раипа: якобы Ашиков отправлял его следить за Шамхаловым. Омар не согласился. Детали этой встречи есть в ФСБ, так как Абдурашидов обратился в ФСБ, и есть докладная, которая ушла по линии «первой службы». Тогда имени Зиявудина Ашикова там не было. Только сейчас оно появилось в явке с повинной.


«Они знали, что с 2014 года я оказывал содействие «четвёртой службе» ФСБ России (СЭБ ФСБ РФ  – «ЧК»в разоблачении преступной деятельности и связей с бандподпольем Сагида Муртазалиева. Об этом я докладывал министру внутренних дел (Абдурашиду Магомедову). Поэтому 205-ю статью («Терроризм») решили приписать моему брату. Вы нам сделали, мы вам сделаем. Контракт с фирмой Абдурашидова расторгли, его начали преследовать в Махачкале, он скрывался. В апреле 2012 года отправляют сообщение от Абдурашидова Раипу, что Шамхалов находится в кафе «Гоза», а покушение на него в этом месте было совершено 27 марта», – отметил подозреваемый.


И смех и грех



Как заявил Зиявудин Ашиков в суде, 2 апреля ему поступил звонок из ФСБ России с предупреждением, что нужно уходить, так как задержат. «Пусть вычисляют, кто мне звонил. Не думал, что эти люди применят в отношении меня 317-ю статью («Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов»). Никакой их свидетель не поможет им. Надо будет – отсижу хоть 20 лет. Кто мой стержень изменит? Неужели эти мальчики из Москвы? Я ни за что не хочу бросать тень на сотрудников центрального аппарата ФСБ. Но есть сотрудники, которые сами бросают тень на свою службу, порочат её свои такими действиями. И смех и грех», – сказал Ашиков, а потом объяснил, почему задержания произошли так молниеносно.


В декабре 2018 года Раипа Ашикова назначили на должность начальника службы безопасности Россельхозбанка. Была поставлена конкретная задача перед ним: выявить хищения, арестовать всех близких родственников и людей, которых экс-руководитель Дагестанского филиала Россельхозбанка Гитиномагомед Гаджимагомедов принял на работу, заблокировать их счета и уволить.


«Мы знали, что с «великими» возможностями этих «великих» людей это всё нам выйдет боком. Раип вычислил и схематически нарисовал, кто, как и куда похитил 12 млрд рублей. Он доложил своему руководству об этом. Два раза Гаджимагомедов подсылал племянника и сына к Раипу и предупреждали его глубоко не копать. В начале марта 2019 года в банк пришёл сын Гаджимагомедова Ахмед и требовал разблокировать счёт его отца. Затем Ахмед подошёл к одному сотруднику и сказал: «Мы что, не знаем, кто такой Раип? Мы знаем, что он финансирует бандподполье». Откуда этому человеку это известно, если заранее не планировались эти мероприятия? Свидетель есть, который даст показания», – сообщил Ашиков.


Он напомнил судье, что в конце декабря 2018 года появилось так называемое письмо Муртазалиева (см. «Правила вендетты», «ЧК» №13 от 5.04.2019 г.). В этом письме были упомянуты влиятельные силовики: сотрудники ФСБ и МВД.


«Ни с кем, кто указан в этом письме, ничего не стало, но упорно ищут, кто авторы. Мы живём в Хасавюрте, рядом с нами живёт Салимхан Джамалудинов, его двух сыновей убили, в этом письме про них тоже было указано. Он нашёл номер телефона Сагида Муртазалиева и позвонил ему, чтобы узнать, насколько правда, он написал это или нет. Муртазалиев ему ответил, что это правда и что всё это он Раипу говорил по телефону. Заклятые враги созваниваются по телефону, которые с 2012 года никогда не общались?» – удивляется Ашиков.


Там же Зиявудин Ашиков заявил, что ещё в 2013 году раскрыл убийство учредителя «Черновика» Хаджимурада Камалова«Убийца сейчас отбывает срок за убийство другого журналиста – Малика Ахмедилова… После того как у нас начались проблемы, к нему в СИЗО пришёл следователь Дмитрий Коврыгин, показал наши фотографии и требовал, чтобы тот заявил, что мы его подставили, выбили показания… Я почему это говорю, потому что заказчики одни и те же, а исполнители изменились», – говорит Ашиков. Он же признался, что 9 апреля этого года он написал рапорт об увольнении из органов внутренних дел, так как то, что он сейчас рассказал суду, он не смог бы рассказать, имея на плечах погоны. Уже 12 апреля, когда дом его родителей обыскивали сотрудники ФСБ, он знал, что его задержат. И когда 13 апреля его вызвали в УФСБ, он пришёл.


«Я заявляю, что на меня оказывал давление и шантажировал Дмитрий Коростылев – начальник отдела УБиТ «второй службы» ФСБ России (СЗКСиБТ ФСБ РФ). Говорил, что если я и мой брат не закроют рты, то всех наших братьев таким же способом посадят. Мы никого не боимся, я молчать не собираюсь. Пускай приедут компетентные сотрудники ФСБ России и разбираются, что происходит по нашему делу», – заключил Ашиков.


Прокурор не был так… информативен, как Ашиков. Он лишь констатировал, что материал, предоставленный следствием, обоснованный, пояснения Абдурашидова (что его пытали, выбивая показания на Ашикова) – это, во-первых, попытка уйти от ответственности, во-вторых, по ним проводится проверка, следовательно, их нельзя принимать во внимание.


Судья согласился с ФСБ (ну, и прокурором) и заключил Зиявудина Ашикова под стражу.


https://chernovik.net/content/politika/pravila-vendetty-ii