Разбор интервью Абдулатипова РБК

Экс-глава Дагестана Рамазан Абдулатипов в интервью агентству РБК от 11 декабря выступил с заявлениями, которые наполнены самовосхвалением, обвинениями неких врагов его и государства. В ответах также содержится подтекстом то ли шантаж, то ли предупреждение Президенту России Владимиру Путину на случай его преследования правоохранительными органами и не назначении представителем страны в Организации исламского сотрудничества с соответствующим дипломатическим иммунитетом.

Сказал — опроверг 

Интервью Абдулатипова РБК появилось на сайте ночью и из-за скандальности некоторых его заявлений (например: «В республике не было вора без куратора из Москвы») его фрагменты были опубликованы рядом известных федеральных изданий и некоторыми СМИ Дагестана.

Однако вечером того же дня дагестанская газета «Новое Дело» распространило сообщение «пресс-службы Специального представителя Президента Российской Федерации по вопросам гуманитарного и экономического сотрудничества с государствами Каспийского региона Рамазана Абдулатипова, в котором говорится: «Рамазан Абдулатипов давал интервью федеральному информационному ресурсу (РБК – «НД») исключительно по проблемам развития Каспийского региона и сотрудничества с Прикаспийскими государствами.

Вместе с тем редакторы вырвали из контекста разговора отдельные слова и фамилии, что привело к некоторому искажению содержания материала. Полный текст указанного интервью в ближайшее время будет обнародован».

Однако ни РБК, ни другие СМИ, за исключением некоторых дагестанских, это сообщение пресс-службы не опубликовало. Зная серьёзность и щепетильность РБК, можно предполагать, что у журналистов есть аудиозапись интервью, которая соответствует опубликованному тексту. Между тем, дагестанцы хорошо знают, что Абдулатипов часто позволяет себе публичные высказывания, поражающие своей некорректностью и голословностью.

Пресс-службе Главы и Правительства Дагестана много раз приходилось исправлять его ошибки и дезавуировать оскорбления в адрес как отдельных лиц, так и социальных групп. Например, в адрес учителей и коллектива Кизлярского коньячного завода. Зачастую его заявления были похожи на шантаж чиновников.

Но в этот раз, скорее всего, его предупреждения были услышаны «наверху» так, что его попросили уточнить позиции. Поэтому, видимо, и появилось это двусмысленное опровержение своего интервью, которое обусловлено правилом для чиновников среднего и низового уровня — говорить публично только в рамках своих полномочий.

Тогда как Абдулатипов будто ощущает себя депутатом или главой региона, имеющим право говорить много, обо всём и свободно.

Достоверные претензии 

Но и в признаваемой достоверной части интервью есть весьма чувствительные обвинения в адрес федерального руководства. Так, экс-глава республики говорит: «Я докладывал президенту, что самая неэффективная собственность в Дагестане — федеральная.

Загруженность морского порта Махачкалы сейчас 25%. Какой хозяин позволит, чтобы такой кусок не давал полной отдачи?» Возникает контр вопрос к Абдулатипову — кого конкретно он имеет ввиду под хозяином федеральной собственности и почему Владимир Путин не внял его советам? На возражения журналиста, мол, вокруг порта были конфликты, в том числе между структурами Зиявудина Магомедова и Сулеймана Керимова, Абдулатипов заявил: «Морской порт находится в собственности Минтранса и Росимущества. Какой конфликт?

Я добился акционирования, а хозяином остается Минтранс. Значит, Минтранс должен найти эффективного хозяина и передать ему. А они устраивают разборки. Это не дело Магомедова или Керимова. Минтранс должен сказать свое жесткое слово«.

То есть во всём виноват Минтранс России!? Хотя в ряде СМИ подробно описаны усилия дагестанских олигархов по сохранению или перехвату контроля за морским портом, в том числе с привлечением многочисленных групп неизвестных людей, и двусмысленная роль самого Абдулатипова. К тому же Минтранс РФ сказал «жёсткое слово» в лице Владимира Путина, который в Казахстане, на саммите глав прикаспийских государств, заявил после подписания Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, что принято решение строить новый морской порт около города Каспийск.

Ещё один двусмысленный намёк экс-глава Дагестана сделал, отвечая на вопрос журналиста о сотрудничестве России с Ираном: «Я считаю, что мы работаем инертно, а мир очень динамичен. На это неоднократно указывает Владимир Владимирович Путин. Как мы хотим догнать кого-то? Один президент круглые сутки бегает по всему миру, защищая интересы России и ее развитие, а многие заняты своими делами и мелкими разборками. В этой ситуации под подозрения попадают и активность, и эффективность. Моя трагедия в том, что я чересчур активно работал. По теории Гумилева, если общество разваливается или находится в переходном периоде, то в этом обществе очень не любят пассионариев. Их убирают, отодвигают. И таких людей у нас осталось несколько во главе с президентом. А большинство работающих — субпассионарии, которые хотят доесть то, что осталось от прошлых периодов«.

То есть почти всё окружение Президента России, за исключением нескольких пассионариев, в число которых Абдулатипов включает себя в первую очередь, лишь «заняты своими делами и мелкими разборками» и «хотят доесть то, что осталось от прошлых периодов». Ну а визиты Путина в другие страны и регионы России, по его оценке, выглядят как «один президент круглые сутки бегает по всему миру».

Таким образом Президенту России предъявлен упрёк за то, что он собрал вокруг себя таких неприглядных соратников и коллег. Какие выводы должен после этого сделать Владимир Путин? Немедленно назначить Абдулатипова на важную должность представителя России в Организации исламского сотрудничества, которую ему, с его слов в интервью, предлагали сразу после отставки? Но глава государства категорически не приемлет какого-либо давления! Или он поддастся экс-главе Дагестана?

«Вырванные из контекста слова» 

Ну а в той части интервью РБК, в котором, согласно сообщению пресс-службы спецпредставителя, «редакторы вырвали из контекста разговора отдельные слова и фамилии», Абдулатипов продолжает обвинять федеральных чиновников. Так, он заявил: «В Дагестане знают, что в республике нет и не было ни одного вора и бандита, у которого нет куратора в Москве. И когда Абдулатипов начал наводить порядок, поступления сюда [в Москву], соответственно, снизились. Я снял с работы четверых министров за коррупционные дела. Снял 22 руководителя городов и районов за коррупцию. А в результате с чем боролся, на то и напоролся. Обвинили за все, что там было, весь бардак, который еще со времен Петра Великого«.

Судя по его цифрам и обобщениям, во-1-х, в Москве очень много кураторов дагестанских воров и бандитов. Не случайно эту резкую фразу почти все СМИ вынесли в заголовки своих сообщений. Но согласны ли с обвинением федеральные чиновники?

Во-2-х, экс-глава республики считает, что его несправедливо обвинили «за всё, что там было, весь бардак, который еще со времен Петра Великого». То есть он признаёт, что в Дагестане бардак со времён конца XVII века, но он к этому не причастен. Действительно он почти не причастен к событиям до 2013 года, но вроде как в длинной истории Дагестана не всегда был бардак!

Далее Абдулатипов заявил, что антикоррупционная кампания в регионе это «месть моих врагов, которых я лишил неправедных доходов и должностей», что он «спас республику, мужественно реализуя поручения президента, победив терроризм и бандитизм». А о своих бывших высокопоставленных подчинённых он заявил: «Люди самоотверженно работали в команде — это были старые кадры, я не мог там найти новых людей. И заставил их работать. Это люди, которые круглые сутки самоотверженно выводили республику из кризисного состояния. Их надо не только преследовать, но и благодарить«.

То есть сам себя не похвалишь… Но что скажут в ответ правоохранительные органы, выдвинувшие обвинения в преступлениях тем, кого надо благодарить?

Более того, экс-глава республики возмущён: «Почему сегодня создана ситуация в Дагестане, когда те люди, которые спасали республику, включены в так называемые преступные сообщества, а те, которые годами грабили республику, распродавали республику, годами оплачивают судей, следователей и прокуроров, — прекрасно себя чувствуют?»

Кого Абдулатипов имеет ввиду из числа чиновников и бизнесменов, которые «оплачивают судей, следователей и прокуроров»? Почему он не называет «имена, явки, пароли»?

Судя по интервью, у спецпредставителя Президента России и его окружения искажённые представления о всенародных выборах и о принципе разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную. В частности, Абдулатипов заявил: «Я поставил брата в парламент депутатом и председателем комитета парламента республики, чтобы у него не было никакой материальной ответственности. Меня уговаривали поставить его на пенсионный фонд, уговаривали поставить его вице-премьером. Даже он иногда обижался. Я сказал: категорически запрещаю«.

Однако даже старшеклассникам известно, что депутаты должны избираться всенародным голосованием и парламент относится к законодательной ветви власти, в которой Абдулатипов не имеет права кого-то «поставить». А на должность вице-премьера правительства назначать родственников нельзя, поскольку это порождает запрещённый законом конфликт интересов!

Испачкались вместе? 

Ну и, наконец, Абдулатипов вновь обращается к Путину: «Я сказал президенту, что боюсь его испачкать там, потому что вы меня посылаете болото чистить, и когда я буду чистить болото, я этой грязью испачкаюсь, хочу я этого или нет. Конечно, я могу на горе встать и показывать туда пальцем, но это не будет работой, я должен сам пахать. И, наверно, где-то и меня испачкали«.

То есть он предупредил Президента России, что боится его испачкать, а теперь говорит, его испачкали и, значит, испачкан и сам Владимир Путин. Абдулатипов также напоминает: «Президент знает мою работу. Я награжден одной из самых высоких наград в стране — это орден Александра Невского«. Это ещё один намёк, что, мол, мы повязаны в случившемся в Дагестане!

И для убедительности экс-глава республики нагнетает обстановку, объясняя, что его отставка, антикоррупционная кампания в Дагестане и аресты миллиардеров Керимова во Франции и Магомедовых в России спровоцированы неназванными им силами или лицами: «Это было сделано, чтобы взорвать Дагестан. Дагестан слишком хорошо относится к президенту с 1999 года, и благодаря этому фактору он пока не взорвался«.

Такие прозрачные намёки Абдулатипова Путину не случайно опубликованы в солидном издании и именно сейчас. Судя по почти оскорбительным сравнениям себя с главой Дагестана Владимиром Васильевым, он использует последние рычаги, чтобы «разогнать тёмные тучи», сгустившиеся над его головой. Вот как он ответил на два взаимосвязанных вопроса интервьюеров из РБК:

«— А к Васильеву по вопросам арестов, по своему брату вы не обращались? И он с вами на связь не выходил?

— У меня и Васильева всегда были хорошие отношения. После его назначения он стал начальником, поэтому, видимо, отношения испортились. Даже не испортились, а прекратились. По политической этике он должен был заботиться об имидже своего предшественника. Я так поступал в отношении своих предшественников.

— Но все-таки вы спецпредставитель президента — это тоже важный статус.

— Понимаете, это важный статус для государственных людей, а для мелких людей это неважно«.

Такие вызовы руководству страны и республики похожи на то, что Абдулатипов пошёл ва-банк, и остаётся лишь немного подождать развязки трагикомической истории его назначений на высокие должности.

Эдуард Уразаев

Источник: https://riaderbent.ru/abdulatipov-preduprezhdal-putina-chto-mozhet-ispachkatsya-v-gryazi-i-ispachkat-ego.html