Неугодных журналистов - в расход

Как Мининформ РД выдавливает дагестанских журналистов, имеющих свой голос, свое мнение, но не угодных коррумпированной власти.


Все беды дагестанской национальной журналистики начались с приходом в республику Р. Абдулатипова и банального водружения им на должность министра печати и информации РД Азнаура Аджиева. Все ждали от нового министра, журналиста взвешенного подхода к дагестанской журналистике, ее реформированию, которая давно назрела. А Аджиев вместе профессионального решения самого щепетильного вопроса с кучкой чиновников - Тамарой Чиненной, Зубайру Зубайруевым, нерешительного А. Карибова - засевших в Администрации Главы и Правительства РД, ненавидящих дагестанскую национальную журналистику, - в кооперации с некоторыми радикально настроенными главными редакторами национальных газет и журналов, выскочек и карьеристов, разработали программу ее развала.


Тогда нам, небольшой группе главных редакторов национальных СМИ во главе с председателем СЖ РД Али Камаловым, отстаивающим интересы дагестанских СМИ, на грани подписания этой программы в Правительстве РД удалось уберечь Главу республики Р. Абдулатипова от рокового шага.


Перед приходом Р. Абдулатипова в республику министром Мининформ РД работал Умаросман Гаджиев – специалист, знающий проблемы дагестанской журналистики, национальной печати. Он в сложных ситуациях умел принимать правильные решения, находить компромиссы. Видя, что давно назрела необходимость реформирования дагестанской печати (а о том, что надо реформировать дагестанские СМИ последние 15 лет всем министрам, которые каждый год менялись, мы повторяли как мантру), У. Гаджиев вместе с главными редакторами, понимающими необходимость перемен, стал рассматривать разные варианты реформирования дагестанских СМИ.


В это время над головой У. Гаджиева сгущались грозовые тучи. И эти тучи на него нагонял его земляк, кумык по национальности Азнаур Аджиев, работающий генеральным директором РГВК Дагестан. Зная слабость Р. Абдулатипова к публичным выступлениям перед дагестанской общественностью, Азнаур Аджиев для себя быстро сделал соответствующие выводы. В нужное время умелый «телевизионщик» подошел к нужным людям из команды Р. Абдулатипова с предложением проводить в РГВК Дагестан прямые телепередачи Главы республики. Он сумел убедить и зажечь их своей идеей. Разумеется, модератором, главным скрипачом прямых эфиров Главы Республики Дагестан стал сам Аджиев! Главе республики понравился его проект. Сам Аджиев неожиданно высоко поднялся. Прямые эфиры, поездки с Главой республики по Дагестану, репортажи от сохи и молотка, от ткацкого станка табасаранских ковров, из мастерских кубачинских златокузнецов…В журналистской среде заговорили, что Аджиев подсиживает У. Гаджиева, о возможной его отставке. Дым без огня не бывает! Неожиданно с должности министра сняли У. Гаджиева, на его место назначили А. Аджиева.


Министр А. Аджиев, поддерживаемый некоторыми радикально настроенными главными редакторами республиканских газет и журналов, ринулся в бой с неугодными Главе республики и его приближенным журналистами, главными редакторами республиканских СМИ. Он стал травить главных редакторов, отстаивающих свое мнение, свои газеты, коллективы от произвола чиновников. В то время А. Аджиев искал себе помощника, безотказного исполнителя своей воли, человека, которого можно было использовать против главных редакторов. Он нашел себе подходящего помощника, Султана, из бывших полицейских, человека, ненавидящего свободомыслящих журналистов, непревзойденного карьериста и любителя разных приключений. А. Аджиев вместе с ним составил план усмирения главных редакторов и журналистов.


Рабочий день помощника (советника) министра начинался с хождения по редакциям, учета рабочего времени, проверки, кто из журналистов вовремя не успел приходить на работу. Проверка, как правило, начиналась в 9.30 - 10. 00 часов утра. А к этому времени половина журналистов республиканских СМИ уходила на редакционные задания. Другая часть журналистов с раннего утра, чтобы успеть сдавать в секретариат, сидя у себя на кухне, дописывала материалы с пресс-конференций, которые проводили в министерствах, ведомствах республики после 18. 00 ч. А советник министра, если во время проверки не застает журналиста на рабочем месте, ставил прогул. Тут же А. Аджиев к себе «на ковер» вызывал главного редактора с объяснительной запиской.


За время главенства А. Аджиева ни один лифт не работал в здании РГЖИ, а там 11 этажей. Сложнее всего приходилось подниматься журналистам редакций, расположенных с 5 по 11 этаж, особенно больным и сердечной недостаточностью. А. Аджиев не собирался ремонтировать лифты, тем более менять их на новые. А эти лифты без капитального ремонта работают со дня основания административного здания РГЖИ, где-то 25-30 лет. Среди журналистов о министре пошли разные разговоры. Говорили, чтобы журналисты, долго работающие в газетах, пенсионного возраста по собственному желанию уходили с работы, А. Аджиев под предлогом, что специалисты МЧС запрещают эксплуатировать выработавшиеся свой срок лифты, дал прямое указание директору РГЖИ М. Магомедову приостановить их. Но в самый разгар войны А. Аджиева с главными редакторами, журналистами его подвела бдительность. У него со своим советником (помощником) Султаном за хлебное место в «Дагпрессе» РД случился конфликт, и они расстались врагами.


Журналисты республиканских государственных СМИ по поводу аварийных лифтов, бесконечного дергания их министром обращались во все инстанции, вплоть до Администрации Главы и Правительства РД. Глухое молчание. Мы, главные редакторы газет, этот вопрос не раз поднимали перед А. Аджиевым, убеждали, что на журналистов давить, тем более их ограничивать в свободе творчества нельзя, так как они работают по скользящему графику. Но А. Аджиев, чувствуя поддержку из «Белого дома», был непреклонен. А когда журналисты пригрозили забастовками, начали открыто проявлять свое недовольство средневековыми порядками, установленными А. Аджиевым, директор РГЖИ М. Магомедов самовольно подключил один из трех лифтов, который до сих пор работает.


Дальше – больше! А. Аджиев развернул настоящую войну с 5 главными редакторами национальных газет: аварской газеты «Истина», председателем СЖ РД А. Камаловым, лезгинской газеты «Лезги газет» А. Саидовым, лакской газеты «Илчи» К. Гусейнаевой, кумыкской газеты «Елдаш» К. Алиевым, табасаранской газеты «Зори Табасарана» Г. Гасановым. Мы, пятеро главных редакторов, были единственными, которые могли противостоять произволу, учиненному А. Аджиевым против национальных СМИ.


Когда лобовая атака не принесла ожидаемых результатов, он поменял тактику и стратегию борьбы с нами. Он стал каждого в отдельности вызывать «на ковер», пугать, шантажировать, если мы не покоримся ему, приостановит финансирование газеты, на конкурсе главных ректоров «завалит». Он нас уговаривал подавать заявления добровольного ухода с работы. В кругу заискивающих перед ним главных редакторов газет министр пускал о нас не подобающие занимаемому им положению слухи, ненужные разговоры. В создавшейся ситуации у нас не было другого решения вопросы с кадрами.


За последние 15-20 лет в национальную печать пришли всего несколько молодых специалистов, окончивших филологические вузы! Зарплата журналистов дагестанских национальных газет самая низкая в стране, им на работе не созданы элементарные условия: ни премий, ни гонорара, ни путевок на санаторно-курортное лечение, ни улучшение жилищных условий! Зимой в рабочих кабинетах мерзнут, летом выше седьмого этажа вода не поднимается, помещения, коридоры, санузлы некоторых редакций не ремонтируются десятилетиями! Если кто из молодых специалистов идет в республиканскую национальную печать, только тот, кто нигде в другом месте не сумел устраиваться.


Поэтому мы, главные редакторы, понимающие специфику дагестанской журналистики, как могли, берегли свои старые кадры, побитые, испытанные временем. Как любила выражаться главный редактор лакской газеты «Илчи» Качар Гусейнаева, «журналист национальной газеты – товар штучный, его надо носить на руках».


Задаю вопрос А. Аджиеву, работающему сегодня руководителем пресс-центра Главы и Правительства РД. Если главный редактор газеты «Елдаш» К. Алиев «недееспособен», то каким образ он за последние десять лет сумел издать несколько монографий, десятки научных статей? На какие только симпозиумы ученых мира его не приглашают! Если Али Камалов «недееспособен, каким образом он сумел отремонтировать строений СЖ РД, пришедшие в упадок, придать им современный вид, а палисадник перед Домом журналистов превратить в цветущий сад? Теперь сравните фасад административного здания РГЖИ, палисадник, находящийся под окнами Мининформпечати РД, парадный подъезд здания, само здание, с тем, что на другой половине сделал Али Камалов! Уважаемые Аджиев, Акавов, кураторы дагестанской журналистики, Вы, простите, хоть знакомы со словом совестно?


Теперь ответьте, каким образом я, главный редактор табасаранской газеты «Зори Табасарана», «отставший от цифровых технологий», за последние 4 года в электронном, бумажном версиях сумел выпустить 7 книг в самых престижных издательствах Москвы и С-Петербурга? Неуважительные слова, которые будучи министром А. Аджиев бросал нам в спины, повторяли некоторые главные редакторы республиканских государственных газет и журналов. Они, видимо, решили, что всю жизнь останутся двадцатипятилетними, что и они завтра могут оказаться в том положении, в каком оказались мы. Не удивительно, что эти недальновидные редакторы, любимчики бывшего министра А. Аджиева стали любимчиками Рашида Акавова.


Вспомним 7 приоритетных проектов развития Дагестана, предложенные Р. Абдулатиповым. Один из них - «бренд Дагестана». О каком «бренде Дагестана» можно говорить без сожаления, в то время, когда писатели, находящиеся в окружении нынешнего председателя Союза писателей Дагестана М. Ахмедова, за пределами республики мало что издают.


В это время, когда мои произведения издавались и издаются самыми известными издательствами С-Петрбурга и Москвы? О каком «бренде Дагестана» без содрогания сердца можно вести речь, когда чиновники СП Дагестана закрывают дорогу в Союз самым талантливым писателям, поэтам Дагестана?! О каком «бренде Дагестана» без содрогания в голосе можно говорить, когда по предложению Президента В. Путина в регионах страны при составлении «Антологии литературы народов России» из Дагестана СП РД в нее не включил ни одного талантливого поэта, писателя, которые могли бы стать его брендами перед всей страной?


Главным редакторам национальных СМИ, оказавшимся под давлением А. Аджиева, ничего не оставалось делать, чем объединиться, обратиться в Генеральную прокуратуру РФ, в разные федеральные СМИ за поддержкой и правдой. По просьбе Али Камалова к решению вопроса включился и председатель СЖ РФ Багданов. Конкурс, объявленный на замещение вакантных должностей пяти национальных газет, посчитали незаконным и отменили. А министра Аджиева уволили с работы.


Отмечу, что с первого же дня становления А. Абдулатипова во главе республики в ней стало происходить что-то невообразимое. Он всех чиновников причислил к рангу коррупционеров, отмечал, что в республике нет ни одного грамотного чиновника, способного с ним работать, за ним поспевать. И все чиновники республики были переведены временно исполняющими обязанностей: министров, их заместителей, начальников отделов, главных редакторов республиканских национальных газет и журналов, а в муниципалитетах - заместителей глав администраций, начальников отделов…


Народ ликовал, наконец-то в республику пришел настоящий хозяин! Он республику избавит от коррупционеров, взяточников, в ней восторжествует порядок и закон. А когда заместителями Председателя Правительства РД, министрами Глава республики начал назначать людей, давно опорочивших себя перед Дагестаном, коррупционеров, на «хлебные места» своих родственников, народ замер. То же само стало происходить в муниципалитетах районов и городов. Конкурсы, объявленные на замещение вакантных мест в министерствах, ведомствах республики, в районах и городах стали конкурсами сбора денег.


Дагестанцы разве ждали таких перемен в республике? Таких реформ республиканской и муниципальной властей?! Такого выбора депутатов всех уровней?! Таких конкурсов руководителей школ, главных врачей больниц в муниципалитетах, таких позорных конкурсов руководителей республиканских газет и журналов? И самое печальное, что поражало дагестанцев, ни один министр, ни один чиновник республиканского уровня на своем месте дольше 5-6 месяцев не удерживался.


Теперь я обращаюсь к Вам, уважаемый министр Рашид Забитович. Подскажите, сколько времени главный редактор национальной газеты способен активно руководить редакционным коллективом, выпускать интересную газету, если в течение последних пяти лет к нему было прикреплено клеймо и.о. руководителя ГБУ РД национальной газеты? Все мы, пятеро главных редакторов республиканских национальных газет, были неугодны, мешали приближенным А. Абдулатипова. Мы работали в условиях необъявленной войны: шаг влево, шаг вправо – расстрел! Одно название - и.о. руководителя угнетало нас, отнимало творческие силы, возможности активно управлять редакционными коллективами.


Теперь я обращаюсь к юристам, правозащитникам, Госинспекции РФ в РД по труду. Скажите, пожалуйста, сколько времени по «Закону о труде РФ» и.о. руководителя дееспособно может руководить национальной республиканской газетой, министерством, ведомством? Если не ошибаюсь, не больше шести месяца. По истечению этого срока и.о. руководителя автоматически переходит на постоянную работу. Того, чего не возможно у нас в республике.


Еще вопрос юристам. Имеет ли право руководитель ГБУ республиканской газеты (речь идет не о главном редакторе газеты, журнала, а о руководителе) подписывать в печать газету? По «Закону о печати РФ», как я знаю, газету в печать имеет право подписывать только главный редактор этой газеты. Все это время редакции республиканских национальных газет держали в подвешенном состоянии. Им из министерства печати были навязаны Уставы, где главных редакторов перевели в и. о. руководителя ГБУ РД, и они подписывали газеты в печать. Такие незаконные Уставы республиканских государственных СМИ за спинами их руководителей, творческих коллективов были разработаны и навязаны во времена правления А. Аджиева.


После того, как главные редакторы упомянутых выше пяти национальных газет с заявлениями о преследовании А. Аджиевым обратились в разные инстанции республики, за ее пределы, начались проверки в Мининформпечати РД. В министерстве к ним спешно начали пришивать к ним «заплатки», к слову «руководитель» ГБУ РД редакции республиканской газеты приписывать «руководитель-главный редактор».


Уважаемый Рашид Забитович, ваши предшественники А. Аджиев, Б. Токболатова, потом Вы провели так называемые конкурсы, сместили с должностей А. Саидова, К. Гусейнаеву, Р. Мамедова, меня, Г. Гасанова. А что после нас в этих редакциях изменилось?


Отвечу: буквально ничего! Министерство печати РД должно было начинать реформирование не с устранения от своих обязанностей опытных главных редакторов, а с сокращения, ликвидации лишнего балласта, присосавшегося к бюджету республики. Надо было сокращать бесполезные журналы-дубляжи «Соколенок», «Женщина Дагестана» на национальных языках, объединить журналы «Наш Дагестан» с журналом «Дагестан».


Упразднить совершенно неинтересные детские журналы и газеты, в место них выпускать один интересный детский журнал. Если говорить на языке цифр, себестоимость одного экземпляра перечисленных выше журналов составляет от 400 до 700 рублей. Надо было ликвидировать Газетно-журнальное издательство, которое давно, 25-30 лет, не выпускает газетно-журнальную продукцию, а занято управлением коммунального хозяйства.


Объединить хозяйственный отдел Мининформ РД с коммунальным хозяйством РГЖИ, типографиями, которые находятся в одном здании, учредить одну управляющую компанию. Вы, если бережете государственный рубль, в спешном порядке должны были объединить все государственные типографии в одну дееспособную типографию (имею в виду и ведомственные, вузовские типографии) с книжным издательством и реанимировать их. Надо было ликвидировать все ведомственные газеты, включая газеты, журналы, издаваемые министерствами и ведомствами на бюджетные деньги, которые заняты рекламированием министров, руководителей ведомств, дать возможность развиваться, увеличивать тиражи республиканским государственным газетам, которые в массы несут государственную политику, ведут борьбу с коррупцией, с местничеством и террором в республике.


Вы, уважаемые министры Минпечати РД, обязаны были собрать под одну крышу все национальные издания по национальному признаку (в том числе и районные национальные газеты), выпуск учебной и художественной литературы и дать им возможность успешно развиваться. Надо было сокращать то, что мешает развитию национальных СМИ, расширению их тиражей, что неэффективно дублируется, не идет на пользу республики. Вместо этого вы взялись за упразднение главных редакторов, которые эту тему поднимали перед властью республики. Этим самым вы решили законченным ваши пресловутые реформы дагестанских СМИ.
Задаю другой вопрос. Что в Мининформ РД существенно изменилось после прихода его главой доктора филологических наук Рашида Акавова?


Может внешний вид, убранство редакций национальных газет, отношение власти к национальным СМИ, заработная плата журналистов, их творческий настрой?! Может Вы, уважаемый Рашид Забитович, нашли инвесторов, организовали капитальный ремонт административного здания, заменили лифты на новые, капитально отремонтировали паровое отопление, наладили систематической поступление холодной и горячей воды на верхние этажи здания? Может Вы перед Домом журналистов построили памятник 18 журналистам, погибшим от рук врагов республики? Может с вашей подачи силовики республики организовали успешное расследование убийц журналистов, успокоили их отомщенные души, пригрели сердца овдовевших их жен, осиротевших детей?!


Вы ничего не изменили, и ни на какие решительные действия Вы не способны! Вы слепо продолжаете следовать по курсу ликвидации национальной прессы, проложенному вашим аспирантом А. Аджиевым. Журналисты национальных газет, вместо того чтобы творить, писать о коррупции, бандитизме, падении нравственности, патриотизма среди молодежи, колоссальной безработице, безысходности молодых семей, под Вашим неусыпным оком продолжают переводить никчемные официальные материалы, материалы социальных сайтов и размещать их в газетах. Пишут рапорты пресс-центров Главы и Правительства РД, министерств, ведомств, районов и город о достигнутых «величайших успехах в социальной жизни, экономики республики».


Они ежедневно продолжают отчитываться перед Минпечатью РД о хвалебных материалах, посвященных первому лицу республики. А потом, подключив родных, близких, друзей, коллег, журналистов, работающих в других национальных газетах, продолжают ставить друг другу лайки!
Идем дальше. После устранения А. Аджиева от исполнения обязанностей министра печати и информации РД министерство возглавила гл. редактор ГБУ РД «Республиканской газеты «Даг. Правда» Б. Токболатова.


Она проработала министром всего несколько месяцев. Она ничего дельного республиканским газетам не успела предложить, не успела провести даже конкурс, объявленный на 15 января 2017 г., потом перенесенный на 31 января 2017 года. Неожиданно ее сняли с занимаемой должности. На это место назначили нового министра, человека со стороны, не знающего специфику республиканских СМИ, но, как между собой поговаривали журналисты, преданного клану Р. Абдулатипова.


18 июня 2017 г. Р. Акавов вывесил приказ о проведении конкурса на вакантную должность руководителя ГБУ РД редакций республиканских газет «Зори Табасарана», «Агульские вести», «Рутульские вести», «Нийсо», журналов «Соколенок», «Женщина Дагестана».


Я, зная, что мои художественные произведения, аналитические статьи, интервью публикуются в самых лучших издательствах, журналах Москвы и С-Петербурга, за исход конкурса не тревожился. Хотя со времен правления А. Аджиева меня предупреждали некоторые из коллег, что моя судьба на верху давно решена (мне при Аджиеве исполнилось 56 лет, сегодня 61).


Мне не верилось, что просто так, без всяких причин меня могут снять с должности руководителя газеты. Тем более в республике я никогда никому не делал зла, никогда никого не предавал, меня в республике, у себя в районе считали патриотом Дагестана. Я газету всегда держал на пульсе жизни. Я являюсь заслуженным работником культуры РД, членом СЖ РФ, членом Интернационального Союза писателей, куда входят писатели более 90 стран мира. В 2017 г. за книгу «Зайнаб», изданный издательством «Написано пером» С-Петербург, в Ялте на конкурсе «Ялос- 2017» мне присудили 3 место и в номинации «прозаическое» и присвоили звание «Лучший писатель года». Мне за двухтомник «Млечный путь Зайнаб. Зарра» (Тираж каждого по 5 тыс. экз.) присуждена медаль-премия имени А. Пушкина, являюсь номинантом премии В. Набокова, номинантом еще пяти престижных премий России.


Кроме того, в Москве в издательстве «Современники и классики» готовится к изданию 4 и 5 тома «Млечный путь Зайнаб. Очи Бала»; в Москве в издательстве «НЛО» готовится к изданию сборник повестей «Циклоп» на русском языке. Мои произведения переведены на болгарский язык, переводятся на английский язык, систематически печатаются в журналах «Золотые пески Болгарии», «Российский колокол», издающие тиражами более 20 тыс. экз.


Я думал, если кто из поэтов, писателей, журналистов Дагестана работает над «брендом Дагестана», его имиджем, то одним из них являюсь и я. Никому из моих земляков, творческой интеллигенции не верилось, что у кого-либо из республиканских чиновников на меня поднимется рука, что меня в расцвете творческих сил отстранят от дел.


Да, я знал, меня подсиживает Сувайнат Кюребекова - редактор дубляжа журнала «Женщина Дагестана», руководитель табасаранской секции Союза писателей РД, которая около себя держала еще дну, похожую на себя. С другой стороны, я думал, что еще школьницей учил С. Кюребекову азам журналистики, почти все ее стихи прошли через мои руки, были опубликованы на страницах республиканской газеты. Когда она работала учительницей Кандыкской школы Хивского района, я ее взял и на полный штат собственного корреспондента газеты по Хивскому району, потом перевел на работу редакции в Махачкалу.


Я считал себя ее наставником, соратником, в другой ситуации никогда бы не подумал, что она может навредить мне. По моей рекомендации С. Кюребекову взяли на работу редактором дубляжа журнала «Женщина Дагестана» (бывший редактор Тамамат Тагирова может подтвердить мои слова). Но, оказывается, жажда власти, зависть не давали С. Кюребековой спокойно спать по ночам. Она каким-то образом сумела уговорить, против меня настроить главу МО «Табасаранский» район А. Мирзабалаева. А Мирзабалаев по поводу С. Кюребековой не раз посещал министра Аджиева. Эта «землячка и земляк» повлияли и на председателя СП РД М. Ахмедова, который не решился принять мои документы, подготовленные для вступления в члены Союза писателей РФ.


Чтобы показать, что не они дома хозяева, я пошел другим путем. Выслал свои рукописи и соответствующие документы в Интернациональный Союз писателей в Москву. Через неделю, ознакомившись с моим творчеством, меня в Москве приняли в Интернациональный Союз писателей.


Теперь поговорю о том, как Минпечати РД 18 июня 2017 г. организовало конкурс на вакантное место руководителя ГБУ РД «Редакции республиканской газеты «Зори Табасарана».
С самого начала второго этапа конкурса на вакантное место руководителя ГБУ РД «Редакции республиканской газеты «Зори Табасарана» было понятно, что моя судьба конкурсной комиссией предрешена. Не успел я зайти в кабинет министра, где заседала конкурсная комиссия, как один из членов конкурсной комиссии (потом А. Акавом мне сказал, что он является редактором дубляжа газеты «Аргументы и факты»), взглянув в бумажки, лежащие перед ним, начал иронизировать, склонять мое имя и отчество, сравнивая с Рамазаном Гаджимуровичем. Приведу его слова: «Прямо как президент Дагестана Рамазан Гаджимурадович…». Я ответил: «Я всего лишь Гасанов Гаджимурад Рамазанович…».


Министр Р. Акавов - председатель конкурсной комиссии, видя, что член конкурсной комиссии повел себя бесцеремонно, не остановил его. Тот, чувствуя себя героем дня, продолжил куролесить. Типа «…читаю ли я центральную прессу…». Министр Р. Акавов должен был остановить этого члена комиссии, который переходит грань своих полномочий. Но Р. Акавов молчал. Члену комиссии за некорректное поведение замечание сделал Магомедбек Лабазанов, заместитель министра. А в книжном шкафу министра лежали два моих сборника рассказов и повестей «Зайнаб» и сборник повестей «Млечный путь Зайнаб. Шах-Зада», которые обо мне могли бы сказать многое. А Рашид Акавов упорно молчал. Вместо того чтобы сделать замечание члену конкурсной комиссии министр затеял речи об эффективности работы, тираже нашей газеты.


Если Вы в газетном деле что-то понимаете, возьмите, анализируйте, сравните наш тираж с населением табасарнцев 120 тыс., проживающих в республике с тиражами аварской, даргинской, кумыкской газет, у кого население составляет 1 млн., 500 тыс., 400 тыс., с тиражом лакской газеты. Посчитайте, сколько экземпляров какой национальной газеты выпадает на душу каждого члена отдельно взятого этноса. Я не хвалюсь тиражом своей газеты, я подтверждаю, он не хуже, чем у «Дагестанской правды», любой другой национальной республиканской газеты.
По тем мрачным маскам, надетым на лица членов конкурсной комиссии, не сложно было догадаться, каково будет их решение. Какую команду на мой счет они получили от Р. Акавова. Мне надо было встать, хлопнуть дверью и уйти, но воспитание, полученное в семье, приостановило меня…


Если, господин министр, Вы по-настоящему хотели знать, с каким багажом на конкурс пришли претенденты на должность руководителя газеты, в вопросник на конкурс руководителей СМИ включили бы не вопросы «под какими номером находится такая-то статья «Закона о печати РФ, а вопросы знания национальной, кадровой политики республики, ведения борьбы с коррупцией, терроризмом, бандитизмом, наркомафией, с взяточничеством в верхних эшелонах власти, вопросы экономического характера, знания народного образования, культуры, социальной жизни республики.


У нас в Табасаране говорят: «когда кошка решила съесть своего котенка, она его бросила в пепел и съела».
Вторая причина моего отстранения от должности.
Когда директор МФЦ Хасбулатов (их здание построено под носом РГЖИ, на территории издательства). Он там, где должен был стоять памятник 18 журналистам, убитым террористами, начал строить стоянку для автомашин. Недовольные его действиями журналисты вышли на митинг. Журналисты всего лишь хотели отстоять священное место, где должен был стоять памятник журналистам, погибшим от рук бандитов и террористов. На том митинге свое решительное слово сказал и я.


А Вы, уважаемый Рашид Забитович, за митинг перепугались до смерти. Вместо того чтобы со всеми журналистами стать в ряд, отстаивая священное место, Вы стали нас уговаривать, чтобы разошлись. Пригласили руководителей СМИ, организаторов митинга и нескольких журналистов к себе в кабинет. Туда же по нашему настоянию Вы пригласили и Хасбулатова. Там я Хасбулатову задал неудобные вопросы. Коротко приведу мои вопросы и его ответы:
Я:
«Вы строите стоянку автомашин на нашей территории, там, где журналисты республики собираются ставить памятник 18 журналистам, погибшим от рук террористов. Вам мало того, где журналистам должны были строить жилой дом, водрузили ваше административное здание?»
Хасбулатов:
«Мы узаконили площадку в Мингосимуществе РД. На этом месте будет построена не стоянка автомашин, а место обслуживания клиентов прямо с колес...».
Теперь, уважаемый Рашид Забитович, посмотрите, на какие цели Хасбулатов использует эту площадку. Я отвечу. Для стоянки автотранспорта своего персонала.
Пусть жители Дагестана скажут, чья совесть чиста перед памятью журналистов, убитых террористами, и их родственниками: Ваша, господин министр, или моя?! У Вас тогда, на митинге, как у нового министра, появилась уникальная возможность проявить себя перед журналистами с наилучшей стороны, завоевать их авторитет. А Вы струсили, предали память убитых террористами журналистов! Вы Хасбулатову, подобных ему предали их и всех, живых нас журналистов!


Теперь поговорим о новом руководителе ГБУ РД «Редакции газеты «Зори Табасарана» Г. Маллаалиеве.


Г. Маллаалиеву повезло, что он в мечети подружился с племянником Р. Абдулатипова. А племянник перед своими именитыми родственниками замолвил за него слово. Г. Маллаалиев еще 4 года назад, когда А. Аджиев объявил конкурс на 5 вакантных мест руководителей республиканской газет, мог бы стать руководителем табасаранской республиканской газеты. Но действующие тогда «плохие главные редакторы национальных газет» помешали его планам. Они обратились в Генеральную прокуратуру с заявлением о незаконности объявленного Минпечатью РД конкурса. Г. Маллалиев свои намерения стать руководителем табасаранской республиканской газеты с помощью племянника Р. Абдулатипова ни от кого не скрывал. Совместные с ним фотографии вывешивал в социальных сетях, так сказать для устрашения ныне действующего руководителя табасаранской газеты и других претендентов, осмелившихся путаться под его ногами. Все эти годы Г. Маллаалиев ждал удобного случая, чтобы нанести мне неожиданный удар. И нанес!


Обращаясь к Сувайнат Кюребековой, хочу отметить, что тебе следовало искать благодетеля не в лице Алавудина Мирзабалаева, а в лице племянника Р. Абдулатипова. Тогда ты, несомненно, стала бы руководителем вожделенной республиканской газеты. Ты могла бы подключить и одного из наших депутатов НС РД, находящегося на близкой ноге с Раджабом Абдулатиповым, как это, на всякий случай, сделал Г. Маллаалиев! А Раджаб Абдулатипов повлиял бы на куратора СМИ республики А. Карибова.


Теперь попытаюсь прокомментировать, какой деятельностью в редакции газеты занят его новый руководитель.
Можно с уверенностью отметить, что Г. Маллаалиев в редакции газеты почти не бывает, коллективом газеты он в основном руководит дистанционно, дистанционно скидывает в социальные сети заимствованные материалы. Занимая два штата в редакции газеты «Зори Табасаран», он три рабочих дня в неделю проводит на занятиях в ДГПУ, теологическом университете, еще на стороне где-то подрабатывает. Остальные два дня тоже он на основную работу приходит только на 3-4 часа.


Почти вся энергия творческих работников редакции газеты Г. Маллаалиевым, за исключением собственных корреспондентов, которые работают в районах, направлена на поиск материалов в социальных сетях, скидывание обратно, указывая источником происхождения материалов газету «Зори Табасарана». В редакции газеты работают прекрасные журналисты, своим опытом, творческим мастерством не уступающие журналистам других национальных СМИ. Но вся их творческая энергия используется на переводы инородных материалов, скопированных из социальных сетей, переводы официальных материалов пресс-центров, подачу их как авторские. Г. Маллаалиев, чтобы заслужить похвалу министра Р. Акавова, идет на нарушение «Закона о печати РФ», поимку мутных материалов в мутной воде. Он в редакции даже устраивает соревнования, кто из журналистов, технического персонала (наборщица, верстальщица) за день из разных источников СМИ вычерпает больше чужих материалов и скинет в социальные сети. Потом каждый родственник, друг, коллега по просьбе работника редакции газеты его материалам, скинутым в социальные сети, ставит лайки.


А бумажная версию газеты «Зори Табасарана», основной оплот народа, кормилица редакции газеты, доживает свои последние дни. Она поручена заполнять ответственному секретарю, человеку тяжело больному, безотказному, в свое время на ринге восточных единоборств получившему травму головы, которому врачи запретили умственно перенапрягаться.
Гюлахмед Маллаалиев за 3-4 месяца работы в редакции творческую работу журналистов изменил так, что, имея в районах собственных корреспондентов, материалы с пресс-конференций, встреч глав Табасаранского, Хивского районов под своей фамилией пишут работники, живущих, работающих в столице.


Когда Г. Маллалиев осознал, что бумажная газета ежедневно отнимает много времени и сил, если продолжать ее выпускать так качественно, как мы ее выпускали раньше, коллектив выработается, не хватит сил на его «детище» - сброс материалов, скопированных с социальных сетей, пресс-центров. Он заставил увеличить кегель шрифта газеты с 9 до 10. 5, иногда доводя до 12 кегеля. Чтобы неискушенный в газетном деле читатель понял, объясню суть дела. Когда газета верстается шрифтом 9 кегеля (а это норматив), в газету формата А3-8 вмешается 4 тыс. газетных строк. А так он количество строк газеты уменьшил до 3700 – 3800, т.е. сэкономил 1800 газетных строк. Это означает, что читатель еженедельно не получает оплаченные им во время подписки газеты 16-20 газетных материалов. В месяц этот недочет доходит до 100 материалов, за год – более 1 тыс. Это в то время, когда 98% подписчиков газеты находится в сельских районах республики. А на 140 тысячное население табасаранцев для полного информирования, географии охвата газетная площадь формата А3-8, которая версталась даже 9 кегелем, не достаточна.


Г. Маллаалиев не имеет понятия о макетирования, верстки газеты. Он это дело поручил ответственному секретарю, который этим делом при мне никогда не занимался и не знает. Даже, хоть захочет, он, перезагруженный другой работой, не в состоянии физически успевать. А газету, как умеют, без макета верстают то верстальщица, то наборщица.


Наша республика на 70% занимается сельским хозяйством. Скажи, уважаемый руководитель газеты, где ваши аналитические материалы, направленные на пропаганду анализ, развитие АПК республики? Где ваш хваленный приоритетный проект «АПК Дагестана», анализ подбора, расстановки кадров, мониторинг образования, состояние школ, домов культуры, аптек, работа с медицинскими учреждениями, медпунктами в столице республики, на местах?
Злоба на бывшего руководителя газеты вымещается на его дочери, работающей в редакции газеты.


Сабина Алиева до прихода Г. Маллаалиева работала редактором электронной версии газеты. Она, как советовали эксперты по электронным СМИ, писала и скидывала в электронную газету небольшие материалы с фотографиями объемом в 50-80 строк на русском языке. Она – молодой специалист, только-только начинала пробовать свои силы в журналистике. Она писала не лучше и не хуже остальных работников редакции газеты.


А ты, Маллаалиев, с первых же дней прихода в редакции стал преследовать Сабину Алиеву, приказном порядке заставляя ее скидывать в электронную газету ненужную корреспонденцию Минпечати РД, материалы сомнительного характера, копии с социальных сетей. Ты электронную версии газеты перепутал с социальными сетями, которые принимают, выдерживают любую «макулатуру». Сабина понимала, что в электронную газету нельзя давать те материалы, которые публикуются в бумажной версии газеты, иначе скоро упадет ее тираж, и она закроется. Главное, она не стала петь дифирамбы руководителям республики, которые за период правления Р. Абдулатипопова развалили, растаскали ее. Ты, Маллаалиев, своего журналиста, мать троих детей, преследуя каждый день, довел до нервного срыва. Вынудил ее написать заявление об уходе с работы! Ты понятия не имеешь, чем должен заниматься творческий состав редакции газеты, чем ответственный секретарь, технический персонал, главный бухгалтер! Ты маниакально увлечен выслуживанием перед министром печати, который сидит в министерском кресле, не понимая проблемы и нужды дагестанской журналистики, тем более, специфику национальной печати. В своем творчестве ты тоже далеко не пошел! Подними архивы газеты 2001 года, сверься, увидишь, какого содержания, характера, качества материалы ты тогда писал, какие пишешь сегодня!


С. Алиева проработала в редакции редактором отдела чуть больше 3 месяцев. Ты затравил ее. А теперь поинтересуйся у работников, которых я обучал и воспитывал. Зубайдат Шабанова пришла в редакцию с десятиклассным образованием; Джамиля Юсуфова, Наргиз Гюлечова пришли со слабой вузовской подготовкой, не имея никакого творческого богажа; Шешенханум Магомедова пришла в редакцию после 20 лет работы в российской глубинке. Поговори с каждой, поинтересуйся, как, чему я их учил, как бережно к ним относился, иногда на какие лишения ради них шел!


Ты, Маллаалиев, мстишь моей дочери за свои провалы в редакции газеты 17 летней давности. Ты забыл, что я привел тебя в редакцию газеты, будучи студентом 5 курса ДГПУ. В то время другие республиканские газеты (аварская, лакская, даргинская, кумыкская) таким студентам, как ты, давали месячную заработную плату на уровне стипендии студента, получаемой в вузе. А я тебе платил заработную плату на уровне редактора отдела! Ты вспомни, Маллаалиев, как нарушал трудовую дисциплину! Первые дни на работу приходил три дня в неделю: до обеда или после обеда. Потом стал приходить два дня в неделю и на три часа. А заработную плату получал за полный отработанный месяц! Та же самая история с нарушением трудовой дисциплины повторяется и сегодня, после того как стал руководителем этой газеты! Вспомни, когда собрал нужную сумму денег, чтобы оплачивать поступление в аспирантуру, как ты смылся с редакции газеты. Ты даже забыл уволиться: 17 лет висел меду редакцией и педуниверситетом. Открой трудовую книжку, посмотри, есть ли там записи, что ты в 2001 году работал в редакции нашей газеты! А твоя трудовая книжка до сих пор пылится в архивах редакции газеты! Теперь тебе задаю вопрос, имел ли ты после всего этого моральное право возвращаться в редакцию, руководить ею? Я думаю - нет!


У уволенной тобой Сабины Алиевой трое детей, старшему 6 лет, младшему 1.5 годика. Она находится в интернациональной даргинской семье. Свекровь болеет, муж тоже не работает, попал под сокращение. Говорят, ты молишься, ходишь в мечеть! Странно! Перед Аллахом за сутки пять раз предстать на коленях, а за пазухой 17 лет против меня, члена моей семьи держать булыжник! Сабина с тремя детьми с голоду не умрет! Ты, увольняя ее, не подумал, что скажут о тебе, как о руководителе республиканской табасаранской газеты, о коллективе редакции, руководимой тобой, ее родственники по мужу, весь джамаат пос. Талги, откуда она приезжала на работу. Где ты, Маллаалиев, получил такое воспитание, где твое сердоболие мусульманина? Все, что в редакции ты делаешь - это фарс, обман. Ты думаешь, после всех этих черных дел будешь спокойно спать по ночам?! Есть Аллах над нами. Он все видит, все слышит!


Редакция газеты «Зори Табасарана», коллектив, который последние 17 лет я вокруг нее собрал - самое ценное, что есть в жизни табасаранского народа. Это благодаря моим стараниям на базе районной газеты Госсовет РД учредил республиканскую газету «Зори Табасаран». Благодаря моим хождениям к покойному министру М. Гусаеву, в дом Правительства РД малые народы Дагестана обрели свои республиканские газеты. Это может подтвердить уважаемый Магомедали Магомедов, в то время работающий Председателем Госсовета РД, подписавший Указы на них, член Госсовета РД Галим Галимов, тогдашний депутат НС РД Михаил Гашимов.


Уважаемый Рашид Забитович! Вы меня убеждали, что у Г. Маллаалиева есть очень много наработанных разных схем по усилению работы табасаранской газеты! Вы говорили о таких его наработках? Это всего лишь блеф! Чтобы копировать из электронных сетей, официальных сайтов чужие материалы, скидывать их по социальным сетям под грифом редакции газета «Зори Табасарана», много ума и усилий не надо!


Гаджимурад Гасанов,
бывший главный редактор газеты «Зори Табасаран», заслуженный работник культуры РД, член Союза журналистов РФ, член Интернационального Союза писателей, «Лучший писатель России» 2017 г, лауреат медали-премии А.С. Пушкина, номинант премии В. Набокова, номинант еще 5 российских престижных премий.


PS. Я прошу всех, кому не безразлична судьба Табасарана, Дагестана, довести этот материал до каждого неравнодушного дагестанца.