Правительство Венгрии хочет выкупить обратно в госсобственность металлургический завод у Керимова

Правительство Венгрии в очередной раз высказало вслух желание выкупить обратно в госсобственность единственный металлургический комбинат страны – ISD Dunaferr. Но у этой попытки шансов на успех не больше, чем у всех предыдущих. Дела у предприятия, в котором, возможно, еще присутствует украинский капитал, в последнее время пошли на поправку. Возможно, потому, что этими делами теперь занимается российский бизнесмен Сулейман Керимов.

Смедеревский синдром

Разговоры о выкупе меткомбината возникают в Будапеште периодически раз в 2-3 года. Сейчас его завел в венгерском парламенте нынешний министр национального развития Миклош Шестак. Он считает, что ситуация на предприятии становится все хуже, и оно все больше погружается в убытки и долги. К подобной риторике прибегали и предшественники Шестака. Правда, для того, чтобы, к примеру, добиться приватизации через суд ее недостаточно. Но чтобы покачать волну общественного мнения – вполне. Впервые идея об обратном выкупе ISD Dunaferr прозвучала в 2013 г. из уст министра экономики Венгрии Миклоша Варги. Тогда она, скорее, стала эмоциональной реакцией на решение собственников комбината уволить 1,5 тыс. из 7 тыс. рабочих, сократив тем самым убыточность. Позже лозунг "Вернуть Dunaferr" поднимали и другие чиновники/политики в Будапеште, но никогда он не рассматривался в серьезном экономическом контексте.

В 2013 г. убытки предприятия составляли около 167 млн евро. Сейчас, по словам Миклоша Шестака, они выросли до более чем 90 млрд форинтов (это почти 300 млн евро), а долговые обязательства составляют 222 млрд форинтов (свыше 700 млн евро). Упрекать такими цифрами менеджмент комбината - благое дело, однако, как мы сможем, убедиться ниже, они не отражают всю полноту картины. Не исключено, что у кого-то получилось бы лучше управлять этим активом. Но не факт. Что у государства. А что они сделают дальше с вернувшимся "блудным сыном", никто из сторонников обратного выкупа ISD Dunaferr так и не озвучил.

Можно предположить, что смысл подобных заявлений в том, чтобы сознательно занижать рыночную стоимость меткомбината в Дунайварош, подталкивая корпорацию ИСД, как номинального владельца к условному сербскому варианту. Речь идет о сделке, аналогичной той, что была заключена в 2012 г. между американской компанией US Steel и властями в Белграде. Тогда американцы уступили свой убыточный комбинат Zelezara Smederevo правительству Сербии всего за 1 доллар. Официальный Будапешт вдохновился этим прецедентом. Вторая порция вдохновления пришла, когда смедеревский актив впоследствии был перепродан китайским инвесторам за 46 млн евро.

Не исключено, что на правительственных лоббистов в Венгрии уже вышел потенциальный инвестор, заинтересованный в покупке ISD Dunaferr. Это и стало поводом для очередного педалирования темы. И, скорее всего, ноги растут из того же Китая. Металлурги Поднебесной, теснимые курсом на сокращение производства дома и массовыми антидемпинговыми санкциями за рубежом , будут искать теперь металлургические мощности за пределами родины. А поскольку многие стальные корпорации КНР до сих пор остаются государственными предприятиями, им психологически понятнее заключать подобные сделки на уровне правительств, чем напрямую с частными капиталистами. Тем не менее, гипотетический китайский журавль выглядит пока менее надежным, чем украинская синица в руках.

К тому же, не стоит забывать, что Zelezara Smederevo в период между обратным выкупом и повторной продажей 4 года простаивал. Бюджет Сербии не получал ничего, а смедеревские металлурги получали пособия. Поэтому идеи Миклоша Шестака и его предшественников не очень популярны даже среди самих работников ISD Dunaferr, в частности заводских профсоюзов. Последние понимают, что под эгидой ИСД комбинат худо-бедно, но работает, а вернувшись в госсобственность, может остановиться полностью на неопределенное время.

Уровень взаимопонимания между профсоюзом и нынешними владельцами хорошо характеризует недавняя ситуация, сложившаяся в транспортном цеху комбината. Его рабочие создали забастовочный комитет и начали переговоры с собственником предприятия на предмет повышения зарплат и набора дополнительного персонала, но в то же время ясно заявили, что не имеют намерений прекращать работу, чтобы не парализовать деятельность всего комбината. «У нас нет цели бастовать, мы просто хотим, чтобы на предприятии были нормальные условия труда», - заявил представитель профкома Жолт Захони. Таким образом, создание стачкома стало, по сути. платформой для переговоров с администрацией об обновлении локомотивного состава и увеличение числа работников цеха. Отношения между ними пускай и не самые теплые, но обе стороны понимают, что сейчас лучше оставаться ситуативными союзниками.

Дагестанский фантом

Администрация предприятия и сама не отрицает, что комбинату требуется обновление. Но оборотных средств остро не хватает. И в то же время за последние два года ISD Dunaferr заметно удалился от той пропасти, над которой он зависал в 2013-2014 гг.. Предприятию удалось наладить регулярный приток рудного сырья и лома, частично отказаться от сокращения персонала ( а тем, кто увольняется, предлагать более щедрый компенсационный "парашют"), и даже по чуть-чуть начать перевооружение, позволяющие расширить сортамент выпускаемой продукции. «Комбинат в Венгрии работает стабильно, они полностью загружены заказами», - заявил в одном из недавних интервью Алексей Федяев, тор-менеджер корпорации ИСД, глава наблюдательного совета другого зарубежного актива группы – польского меткомбината Huta Czestochowa.

Перечисленные тезисы можно подкрепить и некоторыми цифрами, доказывающими прогресс на венгерском предприятии. За первое полугодие-2017 оно выплавило 770 тыс. т стали, что соответствует примерно половине нынешних мощностей ISD Dunaferr. При этом 2016 г., похоже, впервые за долгое время стал прибыльным для комбината. Сам он эту цифру не раскрывает, но о плюсовом балансе говорят в мэрии Дунайвароша - города, для которого ISD Dunaferr является бюджетообразующим предприятием. Вместе с тем известно, что за последний год выросла общая сумма доходов комбината – с 272 до 315 млрд форинтов, а показатель EBITDA поднялся вдвое – с 2,8 млрд. до 5,8 млрд форинтов. Таким образом, самой серьезной проблемой комбината остается тяжелое долговое бремя. Реструктуризация этих обязательств – это задача, которую на следующем этапе предстоит решать собственникам актива, если точнее – обновленным собственникам.

Официальных заявлений о том, что контроль над корпорацией ИСД перешел от российского "Внешэконобанка" и украинских бизнесменов Сергея Таруты и Олега Мкртчана к одному из самых богатых людей России, уроженцу Дагестана Сулейману Керимову, никто не делал. Но в Венгрии об этом говорят открыто уже около года. Мэр Дунайвароша Габор Черна заявил о намерении познакомиться с Керимовым на одной из пресс-конференций. А делегации экономических ведомств Венгрии в 2016-2017 гг., по крайней мере, дважды встречались с представителями Керимова в Москве. Не исключено, что вопрос обратного выкупа на этих встречах мог подниматься. Но судя по дальнейшим событиям, дагестанский инвестор быстро выходить из новоприобретенного бизнеса не намерен.

Впрочем, даже у правительства Венгрии, на что обращал внимание и министр экономики Шестак, нет четкого понимания, кто сегодня принимает верховные решения внутри группы ИСД. Источники сходятся в том, что Сулейман Керимов стал ключевым акционером корпорации, но расходятся в вопросе: "Что случилось с долями других акционеров?» По одной версии, в числе совладельцев остался Олег Мкртчан, который ранее уже был замечен в партнерстве с Керимовым, как на ниве российского футбола, так и в бизнесе. Например, он входил в число миноритариев керимовской золотодобывающей компании "Полюс Голд". По другой - Керимов еще полностью не вступил в права владельца ИСД, поскольку для этого ему необходимо решить банковские вопросы - рассчитаться с "Внешэкономбанком", еще одним совладельцем ИСД, и разобраться с иском против корпорации со стороны "Внешторгбанка", из-за которого на пакет Сергея Таруты был наложен арест.

Как бы то ни было, но с появлением на горизонте ISD Dunaferr фигуры Сулейманв Керимова его многочисленные проблемы начали рассасываться. Так, со второй половины прошлого года наладились регулярные поставки на комбинат окатышей с Михайловского ГОКа в объемах около 150 тыс. т на квартал, что позволило увеличить загрузку венгерского предприятия. Формально поток российского ЖРС на Dunaferr пошел в рамках соглашения о сотрудничестве, подписанного в июне 2016 г. между администрацией Курской области и Министерством внешних экономических связей Венгрии. Но это рамочное соглашение могло бы спокойно пылиться в своей рамке, если бы кто-то не продумал логистику поставок и нашел свободные средства для закупки окатышей.

Более того нашлись деньги и на некоторую реконструкцию мощностей ISD Dunaferr. Речь пока идет о 20-30 млн евро, что составляет десятую часть от необходимого, но в предыдущие годы и это казалось немыслимой суммой. Комбинат уже заключил несколько контрактов на закупку нового оборудования. В частности, российский завод "Казанькомпрессормаш" получил контракт на изготовление компрессоров для обеспечения процессов "сухого" сжатия коксовых газов. А краматорский завод "Энергомашспецсталь" должен изготовить для венгерского меткомбината 16 шлаковозных чаш объемом 11 и 16 кубометров (общий вес поставки — 316,48 т) и 6 опорных валков для станов горячей и холодной прокатки (общий вес – более 150 т). Вся эта активность свидетельствует, что актуальные хозяева комбината верят в его потенциал, а в то же время и в потенциал венгерского стального рынка. Сейчас в стране рассматриваются планы строительства второй очереди атомной электростанции в городе Пакш и размещения на одной из венгерских промплощадок крупного комплекса по производству электрокаров. Для обеих проектов ISD Dunaferr способен стать серьезным подрядчиком.

Ярослав Ярош

МинПром