Выступление Гаджимурада Омарова на Пленарном заседании в Государственной Думе 20.10.2017

Уважаемые коллеги!


Я бы хотел сказать несколько слов, в связи с прошедшими в сентябре, выборами глав  ряда российских регионов.


Хочу напомнить Вам, что на сегодняшний день 11 миллионов граждан  в  10 регионах России не имеют такого  избирательного права.


Речь идет о Дагестане, Ингушетии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Адыгеи, Республике Крым, Ненецком автономном округе, Ханты-Мансийском автономном округе, Ямало-Ненецком автономном округе.


На мой взгляд, такое положение дел нарушает конституционное право граждан:




  • участвовать в управлении делами государства

  • в формировании его органов

  • а также, нарушает принцип равноправия граждан и  субъектов Российской Федерации.




Когда в прошлом прямые выборы глав регионов были отменены, этого права были лишены в одинаковой мере все граждане России.  Поэтому не было особых возражений.


Сегодня общественно-политическая ситуация в стране изменилась. Народ в указных регионах крайне возмущен неравенством: почему они не могут выбрать руководителей регионов, а другая  часть России может?


Некоторые утверждают, что население этих регионов еще не созрело до выборов главы региона. Странно получается, до выборов Президента мировой державы созрели, а до выборов главы региона ещё нет!


По Конституции народ является единственным источником власти и он должен решать, как  избирать главу своего регионаНо по данному вопросу в регионах не было проведено ни одного референдума.


Желая укрепить собственную власть, руководители ряда регионов:




  • при первой возможности

  • не учитывая мнение народа,

  • вновь вернулись к парламентскому способу избрания.


Ситуация усугубляется тем, что в большинстве указанных  регионов были отменены и прямые выборы глав городов и районов. Их отмену мотивировали экономией бюджетных средств, затрачиваемых на проведение  выборов.


Хотя экономить надо не на правах своих сограждан, а на собственных аппетитах.


Таким образом, в одних регионах страны граждане обладают всей полнотой избирательного права, а в других фактически ее лишены.



Каков итог?


Руководители регионов получили легитимный способ для укрепления своих кланово-семейных империй, устранения неугодных и конкурентов. В условиях отсутствия конкурентной борьбы на местах происходит деградация политической культуры. Из-за отсутствия выборности и контроля со стороны народа,  главы регионов и городов расслабились и попросту не работают.


Народ, видя безальтернативность, не ходит на предсказуемые выборы. Они чаще  выходят на акции протеста, причем, в большинстве своём, по социальным причинам. Это происходит по причине резкого падения эффективности государственных и муниципальных   органов, а также из-за отсутствия у народа правовой возможности влиять на их работу.


Как итог — прошедшие в сентябре прямые выборы глав регионов продемонстрировали нам крайне низкую явку, в среднем 30%.


Отсутствие выборности и конкуренции на всех уровнях власти порождает политическую апатию у старшего поколения,  протестность у молодежи, отчуждение власти и народа, и неэффективное государственное и муниципальное  управление.



О  Северном Кавказе и Дагестане


Особенно негативный эффект отмена прямых выборов глав наблюдается на Северном Кавказе.


Это регион с тысячелетней историей демократии, но местные чиновники считают себя выше этих традиций.


Отмена прямых выборов на Северном Кавказе:




  • не привела к улучшению социально-экономической ситуации,

  • не остановила терроризм,

  • не сняла социальную напряженность,

  • не понизила дотационность,

  • но существенно ухудшила положение с соблюдением прав граждан

  • и качеством государственного и муниципального управления.



К власти на местах и региональных структурах пришли  руководители, не имеющие доверия общества, которые в кризисной ситуации не могут выйти к людям и общаться с ними. Они руководствуются не интересами населения, а экономическими интересами своих кураторов.


Отсутствие прямых выборов глав муниципальных образований не позволяет сформироваться будущему кадровому составу региона. 


В качестве примера, к чему приводит отсутствие выборности, приведу Дагестан. Это наиболее ущемляемый в избирательных правах регион.


В новейшей истории Дагестана ни разу не проводились прямые выборы главы региона.  Обратите внимание: ни один из назначенных глав Дагестана не дослужил до конца своего срока.


При каждом новом назначении главы Дагестана, «преобразования» в республике заканчивались банальным перераспределением должностей и финансовых потоков.


Низшей точки политической деградации Дагестан достиг под руководством предыдущего главы региона. За последние 5 лет дотации в  бюджет республики увеличились в два раза.


Какова же отдача?




  • Бедность в Дагестане за последние пять лет выросла в полтора раза

  • В республике один из самых высоких показателей безработицы по стране

  • Средняя зарплата в республике в два раза ниже, чем в среднем по России.

  • По уровню ВРП на душу населения, республика занимает 74-е место среди регионов России.


Несмотря на то, что в республике с помпой открывались школы,  больницы и садики, их общее количество снижалось.


Я считаю, проблема в том, что дагестанская власть, во главе с бывшими руководителями, была заинтересована в банкротстве республики – чем хуже они работали, тем больше средств выделял центр.


Федеральный центр все эти годы финансировал проблемы республики, а не их решение.


Растет социальная напряженность. За последние пять лет в республике прошли сотни протестных акций, в которых приняли участие более ста тысяч граждан. Но республиканские власти всевозможными способами пытались их подавлять вместо того, чтобы прислушаться к ним и решать проблемы,


Соответственно, выбирать своих лидеров нельзя, собираться мирно и отстаивать свои права нельзя, а ходить на выборы с заранее готовыми результатами – нет смысла! Что остается гражданам?


В Дагестане процветает политическая коррупция. К выборам, с подачи администрации главы республики, не были допущены ряд популярных в народе политиков и партий. Искусственно созданы конфликты в  г. Буйнакске, Дербентском и Ногайском районах Дагестана, где власть, вопреки желанию населения, продавливала своих ставленников.  Повсеместно главы городов и районов заменяются без учета мнения народа.


По уровню эффективности госуправления Дагестан на последних местах. В среднем, вклад дагестанского чиновника в развитие региона в 3-4 раза ниже, чем у его коллег в других регионах.


Чем больше говорилось о борьбе с клановостью, тем больше ее становилось.


 Десятилетиями кланы  убеждали Москву, что несоблюдение принципа национального квотирования может привести к  межнациональным конфликтам.  Я с полной ответственностью заявляю, что это шантаж с целью сохранять свою власть и добиться покровительства Москвы. Никаких реальных угроз межэтнических конфликтов в республике нет.


Долгие годы кланы Дагестана занималась тем, что выжигали в регионе внутренние предпосылки для развития, а именно: интеллектуальные ресурсы, созидательную энергию и запросы общества на развитие. Это делалось под предлогом борьбы с коррупцией и терроризмом. Но приводило к убийствам журналистов, общественных и политических деятелей. Кланы не желали позитивных перемен, потому что в новых условиях они окажутся не востребованными.


Начатая несколько лет назад борьба с коррупцией не принесла ожидаемых результатов, но общий уровень коррупции наоборот — вырос.


Таким образом, мы видим, что данный способ формирования региональной и муниципальной власти  безнадежно устарел и в нынешних политических и экономических условиях неэффективен.



Национальная политика


Говоря о назначении в Республику Дагестан в качестве врио главы РД  Владимира Абдуалиевича Васильева, я не могу обойти стороной национальные отношения и национальную политику государства.


Долгие годы не занимались подготовкой национальных кадров на федеральном уровне и, по этой причине,  сформировался кадровый дефицит среди дагестанцев-управленцев, на которых можно было бы возложить руководство республикой.


В руководстве высших федеральных исполнительных органов власти нет ни одного дагестанца.


Дагестанцы – это 2,5%  от населения России, и они, по принципу равного доступа к госслужбе, должны занимать, как минимум, две руководящие должности в федеральных исполнительных органах власти и несколько заместительских. По этой причине Кремлю сложно сформировать резерв, которому можно доверить управление республикой. Ему вынужденно приходится опираться на старые проворовавшиеся кланы. И это проблема касается не только дагестанцев. Не представлены в должной мере на федеральном уровне также башкиры и татары. Поэтому, прежде чем соблюдать национальное квотирование в регионах, надо его соблюсти на федеральном уровне. Без реализации такого подхода российский федерализм бесперспективен.



Владимиру Абдуалиевичу Васильеву в первую очередь в Дагестане надо восстановить конституционный строй и  вернуть дагестанцам право  выбирать.


На каждой встрече с населением меня просят поднять этот вопрос в Государственной Думе. Большинство дагестанцев выступают за возврат прямых выборов. Аналогичного мнения придерживается население и других регионов, лишенных такого права. Возврат прямых выборов позволит преодолеть пропасть между властью и населением, восстановить доверие и авторитет, позволит  контролировать региональную власть не только сверху, но и снизу.


Что бы восстановить доверие населения, необходимо самим начать доверять населению.


Также я предлагаю создать рабочую группу из депутатов Государственной Думы с целью проработать и рассмотреть механизмы  прямых  выборов глав регионов, муниципальных районов и городов.


 

Источник